МГТУ им. Баумана, Андрей Лубошников

Почему именно МГТУ?
Особого выбора у меня не было. Все мальчишки моего поколения хотели стать космонавтами. Кроме меня. Я с детства хотел строить ракеты. Сколько я их переделал всяких, даже не упомню! Из картона, бутылок, банок и баллончиков из-под лака для волос «Прелесть». Последние особенно высоко взлетали )) А сколько ковров и подоконников я спалил в поисках лучшего топлива?!
Основным движущим мотивом стала для меня книга про Солнечную систему, подаренная мамой, и фильм «Укрощение огня» с Лавровым в главной роли.

Расскажите, как поступали?
Тогда «Бауманка» по другому называлась — Высшее Техническое Училище. Потому что еще раньше оно было «Императорским Училищем».
Отслужил срочную службу, получил «подъемные» тогда это было 1000 рублей, и поехал поступать в главное здание. Жил у родни. Экзамены были легкие, да и с красным дипломом мне нужно было сдать их всего два: математику и русский. «Завалился» (3 балла), естественно, на русском. Но сейчас я понимаю, что не мог я поступить в Москву.

Это как?
Списки абитуриентов висели в коридоре, а прямо возле входа в фойе, сидел человек со складным стулом, столиком и тетрадкой. Мимо него пройти было невозможно. Он набирал студентов в Королевский филиал на вечернее отдаление. Опять-таки, выбора не было. Брали всех, кто «завалился» без экзаменов. Давали работу, общежитие. Так я оказался в Королёве, тогда — подмосковном Калининграде.

Первое впечатление об институте?
Конечно, унылое. Четырех этажная длинная «сталинка». И она по сравнению со старым московским корпусом с колоннами и скульптурами, выглядела убого. Но это поначалу. Как только я попал на первую лекцию по математике, я перестал обращать внимание на внешность :))

И вообще, разницу между институтом и техникумом, нужно объяснить на примере школы. В 6 лет я знал наизусть почти все стихи Чуковского и писал каллиграфическим почерком письма любимой Бабушке. В первом классе меня стали «учить» )) На всю жизнь я запомнил эти тетради для чистописания и бесконечные ряды палочек и кружочков. Школу я за это люто возненавидел! Последняя парта, почерк как у врача, вызывающее поведение и «вечный» троечник. Первый день в техникуме я понял, что это НЕ школа. Только три 4-ки в дипломе, всесоюзные олимпиады и пр. Так вот, «Бауманка» это не школа и не техникум вместе взятые! Каждый сам за себя и для себя! Взрослый семейный человек сел за парту. Все было серьезно и «ответственно». Я был в ответе за каждый свой шаг, каждую лабу и каждую лекцию.

 

Преподавательский состав?
Яков Григорьевич Ковалев наш преподаватель математики. Фронтовик, доцент, умничка с живейшим, как мне даже казалось, детским умом. Он стал для многих из нас символом «Бауманки».
Стоит однажды возле окна и говорит: «Вон парень пошел. В прошлом году на пенсию вышел». Я действительно многому у него учился, и первое это нестандартному взгляду на вещи. Не было еще тогда Кастанеды с его «точкой сборки», а был Яков Григорьевич, который учил своих студентов «сдвигать» свои взгляды, отходить от привычных стандартов.
Как потом оказалось, это была «школа». Мы столкнулись с этим на первой производственной практике.

Учебный процесс?
Других преподавателей я запомнил слабо. Не было времени всматриваться, потому что работа-дом-учеба. Это было сложно. Оглядываясь назад, я бы никогда не согласился на вечернюю форму обучения. Общий уровень обучения был, конечно, высок. Иногда ездили в Москву, в Главное здание. Большой разницы мы не ощущали.

Любимый предмет?
Исторически складывалось так, что мне нравились самые сложные предметы. Термех, сопромат, диффгеометрия. Те, над которыми надо было думать, а не просто переписывать в тетрадку учебники. Помню свой первый экзамен по матанализу.

Билет, подготовка, все написал, иду сдавать. Яков Григорьевич не глядя в мои листочки, говорит: «Четверку хотите?» Я не понял сначала и подумал, что все…завалился. Наверное, у меня на лице отразились все мои мысли, и он улыбаясь говорит, что я в течении семестра задавал правильные вопросы, и если я хочу на балл выше, то надо ответить еще на несколько. Вот тогда я наконец-то понял систему обучения в «Бауманке» и …никогда больше не сдавал экзаменов по математике.

Жизнь после института?
В полной мере систему подготовки кадров для нашего космоса, я ощутил на первой практике. А точнее, в беседе с и.о. главного инженера КБХиммаш М. Анатолием Викторовичем. Началось все с его парадоксального вопроса: «Что должен знать инженер?» Кто что отвечал…Он выслушал всех с полной серьезностью, открывает верхний ящик письменного стола с книгами и справочниками и говорит: « Он должен знать, где искать!» Вот это «Где искать» проходило красной нитью через мою дальнейшую работу, да и, пожалуй, всю жизнь.

Заключение.
Захотел бы я еще раз ощутить себя студентом? – вряд ли )) «Каждому овощу – свое время». Одно знаю точно, для выпускников МГТУ им. Баумана нет невыполнимых задач!

Беседу записал: Андрей Храмов